«Так и будет» - К.Симонов

Автор: К.Симонов

Текст читал: Малый театр

Издательство: Издатель не указан

Качество аудио: 160kbit/s

Количество просмотров: 172

Рейтинг:

(среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

«Так и будет»

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ
Фёдор Алексеевич Воронцов, академик — Михаил Жаров
Оля – Нелли Корниенко
Тётя Саша, сестра академика – Татьяна Панкова
Дмитрий Иванович Савельев, полковник – Виктор Коршунов
Иванов, полковник — Роман Филиппов
Сергей Синицын, архитектор – Борис Клюев
Степан Степанович Чижов, управдом — Аркадий Смирнов
Анна Григорьевна Греч, майор медицинской службы – Елизавета Солодова
Надя – Людмила Пирогова
Вася, ординарец Савельева – Виктор Борцов
Ваня – Зинаида АндрееваВедущая – Ирина ЛожкинаПостановка — Л.В. Варпаховского
Режиссер — В.С. Сверчков
Художник — Л.В. Варпаховский и В.А. Клотц.Премьера – 8 марта 1970 годаЗапись 1970-х гг.

Фотогалерея
http://www.maly.ru/!_work/photo/takibudet/page_01.htm (для просмотра скопировать всю ссылку целиком)

Из книги Ю.А.Дмитриева «Академический Малый театр. 1941-95».
Пьеса Симонова «Так и будет» в большей степени обращалась к устройству послевоенного мира. Пошла она в постановке Л.Варпаховского и оформлении В.Клотца в августе 1970 года. Спектакль имел значительный успех, в 1979 году его сыграли в трехсотый раз, и он и дальше сохранялся в репертуаре.
Варпаховский так говорил об этой постановке: «Спектакль этот дорог тем, что свято выполнял долг искусства: чувства добрые лирой пробуждать, даже в рассказе о самых суровых временах. Даже в названии его есть вера в счастье» («Так и будет» в Малом театре. — «Театр», 1970, № 4, с. 121. 2Там же, с. 121). В другом случае Варпаховский вспоминал, что полюбил Симонова за то, что писатель видел в человеке прежде всего добрые начала.
Варпаховского как постановщика больше всего интересовало, о чем думают люди, понимающие, что война подходила к концу, как они собираются в мирных условиях устраивать свое бытие. Симонов соглашался с режиссером, что именно эта тема должна стать в спектакле ведущей, но добавлял, что необходимо также показать, что такие высокие чувства, как дружба, уважение людей друг к другу с особенной силой выявились в военной обстановке. «Если мне в какой-то мере удалось изобразить в пьесе черты людей военного времени, может быть, именно этими чергами они окажутся близки сегодняшнему зрителю» («Так и будет» в Малом театре. — «Театр», 1970, № 4, с. 121. 2Там же, с. 122).
Звучала музыка, исполняемая военным оркестром. И за первым занавесом оказывался другой, прозрачный, заклеенный накрест бумажными полосами, так во время войны оклеивали окна, чтобы не вылетали стекла при бомбежке.
Возвращался в свою квартиру фронтовик, инженер-полковник Савельев, архитектор по гражданской специальности (Г.Куликов). Но квартира оказывалась занятой, сюда, после того, как его жилище разбомбили, въехал академик архитектуры Воронцов (М.Жаров). Когда-то Савельев учился по его книгам. Бывшего хозяина, вернувшегося с фронта, встречали в высшей степени приветливо, и он оставался здесь жить.
А вообще война нанесла жестокие раны почти всем действующим лицам. Погибла семья Савельева. Ему приходилось взрывать мосты, которые строил академик. Но в том-то и дело, что люди не озлобились, сохранили душевную доброту, готовы к высоким порывам. Савельев воевал, но по натуре он штатский человек, глубоко и тонко чувствующий красоту. Ольга Воронцова потеряла жениха, конечно, это для нее большое горе, но благородство, умение любить в ней сохранилось.
Военный хирург Анна Греч (Е.Солодова) молода и красива, она испытывала безответное чувство к полковнику Савельеву. Это приносило ей страдания, но она преодолевала свою боль и способствовала образованию брачного союза между Савельевым и Ольгой. Солодова убедительно показывала драму одинокой и гордой женщины, умеющей сохранять достоинство при самых сложных обстоятельствах. И тем более, рядом с нею становился очевиден эгоизм Савельева и Ольги, не желающих, да и не способных видеть в своем увлечении страданий той, которая во многом им помогла.
А сестра Воронцова (Е.Шатрова) — деревенская женщина, с ловкими, не знающими покоя руками, энергичной походкой. Она привносила в дом, в котором жила, уверенность и сердечность.
Даже война не в силах уничтожить в людях добро и сердечность, писал критик (См.: Абрамова Д. Так должно быть, так будет. — «Сов. культура». 1970, 3 сент.).
И действительно, эти качества всеми силами утверждали и драматург, и постановщик, и актеры. А в конце спектакля вспыхивал победный салют, взят еще один город, загорались огни в темной квартире, знаменуя победу, а это значило — общую радость.
Присутствовала в спектакле и драматическая нота. Война продолжалась, Савельев возвращался в свою часть, то есть снова на фронт. Кто мог знать, увидится ли он еще с Ольгой? Война никому не гарантировала жизни. Но играл оркестр, звучал вальс, и хотелось, чтобы все было хорошо.
Ощущалось в спектакле очевидное стремление к назидательности, менторству. Прежде всего это шло от пьесы, и нужны были большие усилия режиссера и актеров, чтобы это преодолеть.
Ставя или, как он говорил, сочиняя спектакль, Варпаховский ориентировался на конкретных актеров, потому что всегда знал, кто именно будет играть ту или другую роль (См.: Исенова М. «Мирные люди». — «Моск. комсомолец», 1975, 25 марта). И надо сказать, что в этом спектакле актеры добились больших результатов.
Воронцов, каким его показывал Жаров, любил покрасоваться, а то представить себя этаким простаком, хотя отлично знал цену своему дарованию. Во всем его поведении чувствовалась мужицкая хватка, отсутствовала художественная изысканность. Сразу ощущалось, что он интеллигент в первом поколении, но человек в высшей степени талантливый.
Анна Греч у Солодовой, конечно, военный врач, но она и женщина, и то, что Савельев предпочел ей другую, для нее трагедия. И когда она танцевала с Савельевым вальс, становилось очевидным, какое ей это доставляло удовольствие. А в финале спектакля, провожая Савельева на фронт, они с Ольгой стояли рядом, как две сестры, и это производило большое впечатление.
Савельева — Куликова отличала душевная деликатность, даже стеснительность, он боялся быть назойливым, отсутствовала в нем внешняя бравада, очевидны были благородство, искренность.
А в целом спектакль производил оптимистическое впечатление, ощущение того, что победа близка и что после нее люди обязательно найдут счастье.
Конечно, в послевоенные годы в жизни складывалось далеко не все просто и счастье не всем улыбалось. Но спектакль всей своей направленностью заставлял верить, что жизнь после войны принесет людям радости.